наши CD

виталий аксёнов - золото
1 Артист Артист

Оплывая, горели сальные свечи,
Над городом звёзд капюшон,
Теплом обласканный поздний вечер
В домик к артисту зашёл.

Говорили в общем ни о чём,
Тут и дождик ухом зацепил.
После ночь пришла, и втроём
Они слушали, как тот говорил.

Были пальцы в кровь и голос в надлом,
И он пел так, смакуя стихи,
О дорогах взятых им босиком,
Бился слог от дерьма до чести.

Не сдержать гнедых тех его,
Словом бил, поводья рвались,
И те трое, что в доме его
Друг на друга взглянув, разошлись.

Припев:
Пусть идёт он жить, пусть идёт,
Хочет счастья, пусть найдёт,
Только там смотри, сынок,
Сумеешь не упасть будет толк.

И кто знает, может быть и так,
На тех проспектах и площадях,
Уйдя из этих девственных мест,
Найдет он свой аплодисмент.

И брёл тот артист от дворца до избушки,
Сколько тех ног износил,
Где самовар, где сиротская кружка,
Но своё, так и не находил.

И по новой жизнь он начинал,
Шнуровал себя, лез в ремни.
Новый день с надеждой встречал,
А провожал в отчаянии.

Но был он из тех немногих таких,
Кому доступ к добру разрешен.
За всё то большое в судьбах людских
Тех благ будет не лишен.

И вдруг ветер с песней закружил,
Ночь творила всяк чудеса,
Дождик не скрывал той слезы
От счастья пузырил и плясал.

 

2 Анатольевна Анатольевна

Снег в ладони лег, и освежилось в памяти.
Та далёкая весна, судьбою ставшая.
А жизнь давно пятнила мне белые скатерти,
И Брест давно сулил мне души, подмотавшие.

Ресторан-Москва дал ужин, здесь халдеев я утюжил,
И плясали фраера, вовсю синячили.
Вечер вроде был хорош, не Астория, но всё ж,
А я нашёл в дыму глаза твои горячие.

Вот и как тут разогнать судьбы ненастье,
Где я с малого по тюрьмам да приютам,
Фанек-Батя мой качал срока как здрасьте,
Меня в долю беспризорную укутав.

Ты знала, кто я и вообще, и мне то на блатной козе,
К тебе подъехать на чуток не в тему кажется,
Но ты, как хрупкий мотылёк, на мой летела огонёк,
Как видно сердцу твоему я где-то глянулся.

Припев:
Здравствуй, Лена, здравствуй, Леночка.
Это значит будь здорова моя девочка.
Пусть тебе поют все птицы,
Дай же мне тобой напиться,
Милая, добрая.

Здравствуй, Лена, здравствуй, Леночка.
Будь всегда в таком цвету моя веточка.
Сложит песню тёплый ветер,
О тебе и наших детях,
Мудрая, нежная.

 

3 50-й скорый 50-й скорый

Иду проторенной тропой легко и складно,
По старой схеме, отработанной давно.
На телебашню, к Кантемировской парадной.
Из Бреста передать душевное тепло.

Моё тепло для Ленинграда без остатка,
И всю душевность от брестчан, тебе послав,
На проходной чуть задержусь я для порядка.
Минуя всё, скажу, ну здравствуй, Вячеслав.

А знаешь, Слава, я скучал по Вашим стенам,
По Вашим душам, да о встрече помышлял.
И Брест дождём порою плакал откровенно,
Как будто, знаешь, брат по брату тосковал.

А мы давно с тобой сроднились, полоснули,
И сладкой патокой намазали штыки.
И наши беды нас узлами затянули,
Когда мы пальцы наши сжали в кулаки.

Накрыло огненной метелью в сорок первом,
Свинцом, железом дождь суровый полоскал.
Как Крепость Брестская держалась беспримерно,
Так Ленинград себя в блокаде прославлял.

Припев:
От Питера до Бреста, километры долгой речкой.
От Ленинграда к Бресту жизни судьбы да кресты.
50-ый скорый отстучит во мне сердечком.
Наладил так красиво мне душевные мосты.

А вот бы здорово на башню и как птица.
Черпнуть бы Слава красоты да вправить дух.
Ты расскажи мне, как живёт твоя столица,
Да панорамой сориентируй Петербург.

Потом нырнём с тобой на улицы, проспекты.
С людьми мне хочется так просто поболтать.
И где-то здесь ты ковырял свои конспекты,
Нам было нужно тропки, стёжки выбирать.

Весна украсит направление на Лугу,
И мы к тебе в садово-дачное рванём.
Водицей Оредеж ослабит нам подпругу,
Посёлок Сиверский немножечко встряхнём.

И будем рады, как мальцы вот этой встрече
Тепло душевное на выходе иметь.
Здесь очень грамотно играл скрипач-кузнечик,
Да и мне тоже будет, что сказать и спеть.

Я непременно в Беларусь Вас приглашаю,
В мои целебные пущанские места.
Сольёмся с матушкой природой,- обещаю.
Здесь дабы обрести спокойствие Христа.

Припев:
От Питера до Бреста, километры ручейками.
От Ленинграда к Бресту жизни, судьбы да кресты.
50-ый скорый отстучит во мне деньками,
Которые конечно же я соберу в года.

 

Пока народ митингует и разглагольствует о смерти жанра «шансона по-русски», здравые люди выпускают, мягко говоря, крепкие альбомы, а точнее - начинают наступать мэтрам жанра на пятки. Тембр голоса, тексты, аранжировки (часть сделана Виктором Смирновым, причем - хорошо) - все в кассу, все в жилу. Вырос новый сильный автор и когда выйдет следующий альбом, и если он будет на таком же уровне, то можно говорить о перестановке сил в жанре. На самом деле, можно упрекнуть, что местами пробивается эстрада, на самом деле - свой стиль, своя подача, ресторанная школа много дала Виталию Аксенову, помноженная на огромную работоспособность. Вот и залог успеха данного альбома. Кто-то может поморщиться то, что тембр голоса похож на Владимира Высоцкого, но это не деланное, это свое, от природы. Тексты - сплав русского фольклора с современным видением сегодняшнего дня, местами красивые и афористичные. Достаточна выверенная и продуманная компоновка песен на диске, он довольно большой - час, но держит внимание все время, иногда давая передохнуть, затем вновь притягивает внимание.